Бытиё Гамлета, определяет сознание Ахто

От Вейсенштейна (по старому: Белокаменска), до Пийуметса, без малого 15 вёрст. В этих краях, богатых природными ароматами и буйством красок, издавна живут прекрасные и гостеприимные люди. Правда, было так не всегда. Соседство двух древнейших в этих краях семей, Фирштейнов и Пихвиков, изобилует множеством историй и тёмных пятен. Но до истины, похоже, докопаться не удастся даже именитым историкам нашего королевства.
О непростых отношениях заклятых соседей, тут ходят легенды. Мыза Фирштейнов, до оккупации стояла особняком, — в стороне от хутора Пихвиков. И надо отметить, зажиточных господ с иноземной фамилией, местные тут не любили. Впрочем, последние всегда готовы были обеспечить хуторян работой. В древности, Фирштейны обеспечивали местных работой насильно, в принудительном порядке. Но это при Крепостном строе, а после отмены, стали нанимать крестьян в батраки.
горит хуторВо время оккупации, новые власти активно принялись раскулачивать угнетателей, и старый Пихвик тут же наябиднячил в горсовет Белокаменска на прежний жизненный стиль Фирштейнов.
В Пийуметса прикатил грузовик с автоматчиками и пожурили Фирштейнов. Заодно, отобрали излишки земли и обременительный скот. Обременительным для Фирштейнов он стал как раз потому, что отняли земли, где бы его можно было пасти. Мызу господам оставили. Поначалу думали организовать там народный дом-читальню, но подсчитав количество жителей и материальные издержки, решили оставить имение Фирштейнам. Пусть мол, сами выкручиваются с содержанием. Автоматчики уехали в Белокаменск, и жизнь потекла как и прежде. Почти…
Говорят, Фирштейн, ночью пробрался к хутору обидчика да и спалил его в отместку. Люди покинули дом во время, и так уцелели.
Под утро, из Белокаменска вновь приехали возмущённые автоматчики, но куда там! Фирштейн с подельниками ушли в лес. Конечно, ни по дрова, а на совсем. Это так вначале думали, что на совсем.
Пихвики вселились в бывшее имение Фирштейнов. Но через пару месяцев оккупационные власти вынуждены были отступить, их прогнали с освобождённой земли, белокурые бестии. Пихвики удрапали вместе с автоматчиками, потому как опасались новейшей власти. Не без оснований. Оказалось, что Фирштейны правильных кровей, и это доказали путём обмеров черепа и других костей.
- От истинной физиологии никуда не уйдёшь! – горделиво молвил Фирштейн-пироман, и вновь установил крепостничество.
Спустя три года, вернулись автоматчики и погнали прочь белокурых бестий. В наших краях, всё могут изменить довольно быстро, знаете ли…
На этот раз, автоматчики вползли на танках, и остались надолго. Вернулся в Пийуметса и Пихвик. На погонах звёзды светятся. Хорошей для него стала новая жизнь, трудолюбивой.
Сменились три поколения, и вот опять, вернулись умницы-бестии, да столько всего наобещали, что автоматчики добровольно за счастьем километров на триста в глубь континента укатили. А крестьяне отправились в другую сторону, в столицу. В Ревеле, по такому случаю, готовили Певческое гуляние. Пока песни пели и плясали, новый Фирштейн уже тут как тут: на мызе сидит, курит, а пепел с балкона на потомка выселенного Пихвика стряхивает. Стряхивает так, и улыбается, улыбается…
- Ты чего же это, а? – расстроился Ахто, глядя изподлобья вверх.
- Как чего? Это я тебя, простофиля благодарю за то, что имение моё сохранил, ремонт на народные деньги отгрохал, да колхоз выстроил. Вон теперь у меня добра сколько! Всё за ваш общий простяцкий труд! И трактора появились, и свиней целая ферма, что гнать некуда!

Задумался Ахто, желваки на щеках играют, а поделать нечего. Автоматчики на танках далеко. За своим собственным счастьем укатили. Сдул мужик табачный пепел, да на углище старинное ушёл. Землю то, умницы ему вернули. Ту самую, на которой старый Фирштейн его дом спалил. Дом спалил, амбар остался. До осени поздней, Ахто там с семёй прожил. Пока жил, думал-гадал, как ему дальше с женой, да детьми быть.

Ближе к зиме, завязался у него с новым начальником разговор:
- Ты Гамлет, теперь живёшь хорошо. – начал он издалека, — вон, гляди, старые трактора на метал распилил, стадо почти всё на мясо умницам зарезал. Денег много. Ты мне, хутор то, отстроил бы…
- Эй, куульге! С какой это стати? – возмутился Гамлет самых новых правил.
- Ну, сам суди, — я же тебе мызу сберёг, так?
- Так.
- Ремонты регулярно на свои деньги делал. Так?
- Так.
- Хозяйство развивал, сеял, боронил, так?
- Так.
- А ты что мне сделал?
- Как это, что? Я тебе сладкую жизнь уготовил.
- Ну, так ведь пообещать то пообещал, а…
- И вот! – неугомонно перебил его белокурый, — Пообещал! Понимаешь, ты!? Пообещал! А это умение обещать, между прочим, многого стоит! Цени!
- И когда же сладкая жизнь начнётся? – в последней надежде спросил Ахто.
- Скоро! Очень, очень скоро! Она уже здесь на самом деле. Разве ты не видишь? Сегодня на моей земле, а завтра счастье и на твою землю перекинется! Оно, само так…
- Само? Как огонь от факела твоего предка?
- Как огонь. – Согласился Гамлет, слегка подумав, и недобро прищурил глаза.
- Так может, ты мне подсобишь в жизни сладкой-то? Дом бы мне новый, взамен головешек, а? – настаивал упорный Пихвик.
- Так не у меня проси. Закон прежнее возвращает. Реституция. Мне мызу, да ваш колхоз. Тебе – пепел. Пепел на удобрение продать между прочим можно. Нет, правда, продай! Деньги будут. В банк к умницам под проценты долгони их.
- А на проценты, что дом построить можно?
- На проценты? – Гамлет, по-философски загладил бородку, — только на проценты, это вряд ли. Но я тебе вот что скажу, — ты когда умницам деньги на счёт отложишь, то сыщешь для себя репутацию…
- Репутацию? Какую репутацию? – не понял Ахто заморского слова, встревожился.
- Хорошую, конечно! – хлопнул его одобрительно по плечу Гамлет. Ты для умниц тогда своим человеком станешь. А это значит, что?
- Что? – в надежде на сладкую жизнь, кротко спросил мужик.
- Так дело понятное, — ты для них своим в доску станешь! И они, тебе сами ещё денег ссудят. Понимаешь? В кредит пфенигов отвалят. На них тебе сполна хватит дом отстроить, и скотинку прикупишь ещё! Вот она, жизнь то, сладкая! А я, будь уверен, поддержу! Я, если ты не знаешь, строительную фирму в Вейсенштейне открываю! Так что, заказ на строительство дома твоего, сразу и возьму, как только ты умницам и банку, бошки задуришь.
- А и правда! Дело то хорошее! Спасибо тебе сосед! Вот что значит, — один народ! Это мы стонцы, теперь как одна семья заживём! Без тебя, никакой сладкой жизни не стало бы! Забудем прошлые обиды! – восхищенный планом Пихвик, горячо пожал руку своему благодетелю. – Прости уж семью нашу за прошлое, а?
- Да, навоз-вопрос! – воодушевился Фирштейн. – Мы же, стонцы! Мы на своих обид не держим!

Уже на пороге, экзальтированный Пихвик, приостановился. Обернулся на прощание к давнему соседу.
- Только это… Чем же мне золу то собирать? Лопату мою в твоё хозяйство, вместе с колхозом забрали. Может, дашь, лопату то?
- Дам, конечно! – тут же, заверил отзывчивый Фирштейн. – Дам в долг. Через год, вернёшь две.

Наших Стёбов




coded by nessus

Comments are closed.

Активизировались голубые львы. Осторожнее!

Январь 7th, 2014

В последние дни уходящего 2013 года активизировались дикие голубые львы. Ожидается, что в январе и до прихода тёплых весенних деньков, дикие голубые львы могут стать причиной многих бед.

 Королевское лесничество призывает подданных к бдительности.

 В конце 2013 года, жуткое несчастье постигло жителя Дневного Острова Дагё.
Читать исчо!